ГлавнаяРегистрацияВход AllNews.Gagauzia.Ru 22.10.2017
  Новости Гагаузии Приветствую Вас Гость | RSS



 
 
Главная » Новости Гагаузии » Иностранные СМИ » Новый регион-2


Румынский шовинизм, похоже, никогда не умрет
Румыния
NR-2 сообщает: 23 года назад в Румынии завершилось почти 25-летнее правление Николае Чаушеску, и начался современный постсоциалистический период. Правление Чаушеску было очень своеобразной коммунистической диктатурой, особенно на втором ее этапе и перед падением. С 1974 года румынский лидер назывался президентом, «кондукэтором», а не генеральным секретарем, и активно сотрудничал с «акулами мирового капитализма» – США и Международным валютным фондом (в результате чего страна набрала долгов больше чем на 20 миллиардов долларов).

При этом Чаушеску вдохновлялся азиатским опытом коммунизма и северокорейской идеей «чучхе» и одновременно поддерживал отношения с Аугусто Пиночетом, а также с легендарным императором Центральноафриканской республики Бокассой, употреблявшим в пищу оппозиционеров у себя в стране.

Сама идеология коммунистической партии Румынии тоже представляла собой любопытное явление. С одной стороны, предполагался интернационализм (так вроде было положено в соответствии с теорией научного коммунизма), но с другой, именно при Чаушеску была ликвидирована венгерская автономия, а румынские ученые активно искали национальные корни румын в Римской империи и провозглашали, что румынский язык является ближе всех к «изначальной латыни». Чаушеску явно увлекался еще и великорумынским шовинизмом.

Этот шовинизм, похоже, в Румынии никогда не умрет, чем его сверху не посыпай – теорией Ленина и Маркса или европейской интеграцией и толерантностью. Во времена СССР он сдерживался в существующих румынских границах – Чаушеску мог «тренироваться» на венграх, но по понятным причинам нельзя было и думать о Бессарабии и Буковине. Сейчас можно, и это дает простор смелым мечтам.

Для них есть уже и база, так как румыны не только мечтают, но и делают. Достаточно посмотреть на то, как сильно изменилась ситуация в Республике Молдова за какие-нибудь пять лет. Даже не за пять, а за последние три. Не без помощи Бухареста к власти в Кишиневе пришло правительство, которое развивает политические, экономические, образовательные, оборонные, информационные, приграничные и всякие другие контакты с Румынией, а также говорит о необходимости окончательного отказа от понятия «молдавский язык» (так как молдавского языка не существует, а есть только румынский). Президент РМ Николай Тимофти призывает не игнорировать «желание молдавских граждан, которые хотят объединения».

Румыния, со своей стороны, финансировала и финансирует из своего бюджета румыноязычную прессу в Молдове, продолжает давать свое гражданство, более чем вдвое увеличивает число стипендий для бессарабских студентов, выделяет Кишиневу значительные правительственные гранты. И делает еще много всего другого.

ДВЕ СТРАТЕГИИ ДЛЯ «БОЛЬШОЙ РУМЫНИИ»

В начале декабря в Румынии прошли парламентские выборы, победу на которых одержал оппозиционный нынешнему президенту Траяну Бэсеску Социал-либеральный альянс. Это может повлиять на какие-то внутренние решения в Румынии, но вряд ли скажется на планах Бухареста по отношению к Кишиневу. Как точно заметил когда-то все тот же Траян Бэсеску, «любое правительство в Бухаресте придерживается трех вещей: Румыния – член НАТО, Румыния – член Евросоюза, у Румынии стратегическое партнерство с РМ».

У Бухареста для Кишинева есть две стратегии, нацеленные на достижение одного и того же результата – объединения двух стран, вернее, включения Молдовы в состав будущей «Большой Румынии». Первая оперирует такими понятиями, как «одна страна и один язык», «разделенный народ», «советская оккупация Бессарабии», «Молдова – выдумка большевиков», «историческое воссоединение». Вторая говорит о том, что «упразднение границ и объединение Румынии и Молдовы произойдет само собой в рамках евроинтеграции РМ», что «Румыния должна помочь Молдове в процессе евроинтеграции» и что «нужно сосредоточиться на реальных проектах, которые естественным образом приведут к укреплению сотрудничества и интеграции двух стран».

Если резюмировать, то в первом варианте упор делается на национально-историческую идентичность, а во втором – на географическое растворение «в общем пространстве Европы». Но итог, повторим, один. То же, под каким соусом это подается, зависит от политических предпочтений – правые больше рассуждают об историческом аспекте, а более умеренные, например, нынешний премьер Румынии Виктор Понта – о «европейском».

То же самое мы видим и в Молдове – Михай Гимпу говорит о «советской оккупации», а премьер Влад Филат обсуждает с румынской стороной возможности объединения энергетической инфраструктуры двух стран, а также возможность строительства железной дороги, которая бы «соединила РМ с Румынией и ЕС». При этом в Кишиневе все последние годы говорят, что и Гимпу, и Филат давно управляются из Румынии – первый связан с Бэсеску, а другой – с румынскими социал-демократами.

Сила «Большой Румынии» заключается и в том, что обе упомянутые стратегии не противоречат, а дополняют друг друга. Праворадикальные экстремисты из движения «Новые правые», марши унионистов, символы времен нацистского маршала Иона Антонеску, акции Гражданской платформы «Actiunea-2012» вполне сочетаются с респектабельным «европейским подходом» как в Бухаресте, так и в Кишиневе.

У одних и тех же политиков мы порой можем параллельно наблюдать элементы как первой, так и второй стратегии. Стоит, например, сказать, что как раз правительство Влада Филата легализовало в Молдове тех самых «Новых правых» еще в конце 2009 года.

То, что вступление Румынии в Евросоюз не остановило, а только ускорило проект «Romania mare», – один из парадоксов последних лет. Вышло так, что Бухарест получил под этот проект дополнительный политический ресурс – в виде пресловутого «европейского гражданства», которое так манит многих молдаван. Кроме того, румыны обзавелись еще и хорошей «легендой» – «мы тут никого не аннексируем, мы только способствуем продвижению европейских ценностей».

Вообще, со стороны Запада с начала «нулевых» и вольно, и невольно было сделано достаточно для того, чтобы подбросить «огоньку» в мечты о «Большой Румынии». Именно Брюссель в свое время заставил молдавское руководство зарегистрировать Бессарабскую митрополию Румынской православной церкви. В 2009 же году, как известно, Международный суд ООН принял неблагоприятное для Украины и практически победное для Бухареста решение о принадлежности шельфа возле острова Змеиный.

Если говорить о США, то они в последние 2 года, похоже, прямо поддерживали проект «Romania mare» в противовес российско-германскому сотрудничеству, одним из аспектов которого была возможная федерализация РМ. В США действует румыно-американский совет (он, кстати, входит в «Actiunea-2012»), а различные американские эксперты, в том числе и влиятельные, не раз заявляли о том, что, «объединение с Румынией хоть и несовершенно, но так Молдова решила бы свои проблемы». Это, а также решение о размещении в Румынии элементов американской противоракетной обороны, очень подогрело региональные амбиции Бухареста. В результате сегодня речь идет не только о Бессарабии и Северной Буковине, но даже о Приднестровье.

Раньше румынские политики говорили о том, что оно «никогда не было румынской землей». Однако в уходящем году стало заметно, что позиция Бухареста эволюционирует – утверждается, что «да, Приднестровье – это не румынская земля, но там же есть румыны». Среди унионистов раздаются голоса, что «надо освободить наших братьев молдаван и румын в Приднестровье, которые оккупированы и которым навязан кириллический алфавит».

С сентября 2012 года Министерство иностранных дел Румынии активно интересуется деятельностью восьми молдавских школ с преподаванием на латинской графике, расположенных в Приднестровье, поднимая этот вопрос на международном уровне. В общем, Румыния пытается расширить свои позиции на левом берегу Днестра так же, как она первоначально делала это на правом – через образование и язык. И некоторые результаты есть – как сообщалось, отдельные добровольцы из приднестровских городов стали участниками кампании «Actiunea-2012» под названием «Здесь – Румыния».

ОБЪЯСНИТЬ МИР – ЭТО УЖЕ НАПОЛОВИНУ ИЗМЕНИТЬ ЕГО

Предложенный Россией в ноябре 2003 года проект «меморандума Козака» был хорошим способом в том числе и для того, чтобы остановить расползание «Большой Румынии». Появление молдавской федерации на основе интернационалистического и патриотического проекта означало бы то, что Бухаресту надо забыть не только о Бессарабии, но и, наверное, о своих претензиях по поводу Северной Буковины. Вообще забыть о каких-то восточных территориях. С этой точки зрения «план Козака» устраивал и Украину.

Но его подписание, как известно, сорвалось, а в 2004 году появился так называемый план Станислава Белковского, состоявший в том, что Молдова уходит в Румынию, а Приднестровье рано или поздно станет самоопределяться. Вопреки утверждениям, этот план не безболезненный, так как непонятно, что будет с русскими, украинцами и гагаузами в румынской Бессарабии. Ничего хорошего их там не ждет.

Кроме того, план Белковского может обернуться спорами о границе – Румыния наверняка будет претендовать на часть нынешней приднестровской территории, в частности, на город Бендеры. Все это приведет к нарастанию напряженности и военных угроз в регионе.

Главный недостаток плана Белковского очевиден – он не остановит, а только поощрит румынскую экспансию, в том числе и по отношению к украинским территориям. Однако, хотим мы этого или нет, события в последние 5 лет развиваются именно в русле этого плана. И здесь мы видим, что Румыния имеет более ясную региональную картину мира, чем Украина и Россия.

Объяснить мир – это, как известно, уже наполовину изменить его. У Бухареста есть четкое понимание, что максимум к 2035 году (сейчас румынские эксперты называют и другую, более близкую дату – 2025 год) граница между Молдовой и «остальной Румынией» будет символической, если она вообще будет. При этом Молдова отбросит свой «хвост» – Приднестровье – ради вступления в ЕС.

До этого момента, а возможно и после, Приднестровье будет оставаться в неопределенном положении, и Кишинев сделает все, чтобы ослабить политический и социально-экономический потенциал Тирасполя. Румыния же хоть и не присоединит Приднестровье, но будет стремиться к тому, чтобы создать там определенное лобби, которое станет источником дестабилизации.

Вот на эти понятные элементы «румынского будущего» ни у Москвы, ни у Киева так и нет хорошо проработанного ответа. Москва сегодня говорит, что «Приднестровье в НАТО не пойдет». Не пойдет, безусловно, а дальше что? Нелегко повлиять этим на Кишинев, так как чем дальше он будет продвигаться в своей интеграции с ЕС и Румынией, тем меньше ему, похоже, нужно будет это самое Приднестровье.

Какой план действий мог бы быть альтернативой румынской стратегии? Конец света вроде не наступил, и потому здесь можно набросать несколько штрихов. Не отказываясь пока от идеи федерализации Молдовы, стоит актуализировать и обсудить два вопроса – об отложенном статусе для Приднестровья и возможном распространении процесса федерализации и на Румынию.

Нужно поддержать трансильванских венгров, которые сегодня предлагают очень логичную модель румынской федерации из трех субъектов – Валахии, Трансильвании и Восточной (румынской) Молдовы. Учитывая, что национализм и унитаризм почти всегда связаны, федерализация могла бы стать одним из лекарств от «Большой Румынии».

Что же касается отложенного статуса, то здесь сразу поясним – имеется в виду не тот подвешенный статус-кво, который существует сейчас на Днестре. Еще 15 лет такой неопределенности, пока Молдова там будет окончательно сближаться с Румынией и ЕС, Приднестровье в чисто человеческом плане может не выдержать.

Нужен международный документ об отложенном статусе, который бы гарантировал права жителей региона и решал бы такие вопросы, как признание приднестровских документов и автомобильных номеров, закрепление механизма внешнеэкономической деятельности Приднестровья, в том числе и взаимодействия с банками, свободное передвижение через границу граждан России и Украины, проживающих в Приднестровье. Такой документ мог бы быть предложен экспертами, и его надо начать хотя бы обсуждать. Могут же молдавские неправительственные организации предлагать свои планы молдо-приднестровского урегулирования…



Подпишитесь на рассылку новостей, введите Ваш электронный адрес:


Категория: Новый регион-2 |
Просмотров: 402 | Теги: объединение с Румынией, молдова, Гагаузия, автономия | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
 
 
Форма входа

Категории раздела
ИА REGNUM [45]
Новый регион-2 [15]
Ислам в СНГ [8]
НИРА "Аксакал" [1]
Odnako.org [5]
Свободный журналист [7]

Новости Молдовы

Поиск

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

 

Copyright MyCorp © 2017
Конструктор сайтов - uCoz
Яндекс.Метрика